Діти практично завжди – наші дзеркала


Ходять чутки, що під псевдонімом Ніка Ініна ховається успішна бізнес-леді. Цього року на Форумі видавців охочі могли пересвідчитися не лише в успішності цієї жінки, а й у її чарівності. А той, хто прочитає фантастичну повість Ніки, остаточно розгадає романтичну натуру таємничої письменниці, яка знає секрети незвичайних дітей та їхніх ангелів-охоронців і прагне зробити світ кращим.

– Ви заявили про себе як про сильну авторку книжок для дітей та підлітків. Чому саме ця аудиторія і цей жанр, фентезі? Ви в дитинстві писали?

– Не могу сказать, что я думала над тем, в каком бы хотела писать жанре и для какой аудитории. Общаясь с коллегами-писателями, практически всегда я слышу одно и то же: сюжет «пришел», и неизвестно, что было пусковым механизмом – случайно оброненная кем-то фраза, яркое событие из жизни или годы раздумий над какой-то темой. Я думаю, в подсознании пишущего человека растет, формируется история, которая в какой-то момент просится наружу. И тогда у нас нет другого выхода, как перенести ее на бумагу. Так было и с моими «Хрангелами». Они мне просто не давали покоя)).

inina1

Произведения и до них были, но первая изданная книга – «Хрангелы». Опять-таки, это «рука судьбы». Все люди, причастные к издательству этой книжки, будто посланы мне небом. Например, встреча с издательством «Ранок» – настолько незапланированное, случайное событие, что я удивляюсь такому стечению обстоятельств до сих пор.

В детстве я писала так, как, наверное, пишут многие дети, – какие-то короткие, в основном мелодраматические истории)). Но когда прочла Булгакова, Чехова, Набокова, Марка Твена, то решила, что такой конкуренции не выдержу, и «писательство» притаилось на долгие годы.

Когда задают вопрос, что меня побудило к творчеству, всегда хочется отшутиться цитатой Льва Толстого, который в таких случаях отвечал, что пишет ради славы и денег. Но, конечно, это не так. Мне кажется, что писатель не может не писать. Это главный стимул – «не могу не».

– Як до вас прийшли «хрангели»? Чи не з Вашого дитинства?

– Хрангелы ко мне пришли внезапно))). В 12:00 я не знала, что они ко мне придут, а в 12.20 уже записывала приблизительный сюжет. В детстве, кстати, я не была фантазеркой. Я читала с утра до вечера, то есть жила в мире чужих фантазий. Персонажи «Хрангелов» – мозаика из встреченных в течение жизни людей и испытанных впечатлений.

hranhely– Десятиліттями від дорослих чути фразу щодо дітей: ми такими не були. Ви відчуваєте конфлікт поколінь, «стіну» між сучасними підлітками й поколінням, до якого належите самі?

– Я такого конфликта не чувствую и никакой «стены» не вижу. Есть непонимание в конкретных семьях, между конкретными родителями и их детьми.Конечно, поколения отличаются, но в основном тем, какие технологии используют. Поколение моих родителей развлекалось, условно говоря, деревянными игрушками, у нас уже был электронный волк, ловящий яйца в корзину, а нынешние дети с двух лет играют в игры на планшетах. Но базовые вещи всегда одни и те же. Всегда люди (все – дети, подростки, взрослые, старики) нуждаются в любви, понимании, заботе, доброте. В радости и счастье. Вокруг этого все и происходит. Надо сказать, что к подросткам я испытываю особое отношение. Я им очень сопереживаю и понимаю. Это такой возраст, когда ты уже перестаешь быть любимым чадом, которому прощаются шалости и промахи. К подростку ведь море претензий и требований со всех сторон – родителей, школы, сверстников, самого себя. Мне кажется, это самый непростой период в жизни человека.

– Як долати ці непорозуміння – чи маєте рецепти для «складних» батьків та дітей?

– Мне очень нравится фраза, что для решения любой проблемы необходимо удвоить количество любви. Для преодоления «стен», если так сложилось, что они выросли, взрослым нужно проявлять мудрость, иметь огромный запас терпения и любви. Честно говоря, я считаю, что «трудные» дети – результат родительских просчетов. Но в то же время признаю, что быть хорошим родителем нелегко))).Это круглосуточная работа, в том числе над собой. Дети практически всегда наши зеркала. Если хочешь хорошее отражение, нужен хороший оригинал)).

inina2

– Про особливих дітей. Персонажі Вашої повісті наділені незвичайними здібностями. «Діти індиго», як їх часто називають. Як батькам бути з такими малюками?

– Честно говоря, я не верю в теорию детей индиго. Для фантастической повести это удобный прием, в сказках должно быть волшебство. Но, думаю, современные дети более чувствительные, чем это было раньше. Я смотрю на 2–3-летних малышей и вижу в их глазах такую глубину… Меня это радует. Совет родителям у меня всегда один и тот же – любить, понимать и развивать своих детей.

– У «Хрангелах» все закінчується добре, хоч і не без драматичних колізій. Як на Вашу думку, дитячі книжки обов’язково мусять мати хороше завершення?

– Я думаю, что все книжки, а тем более детские, должны иметь хороший конец. Я глубоко убеждена, что добро рано или поздно побеждает, и нахожу этому множество подтверждений. Кроме того, я за «врачующее» искусство. Моя картина мира полна ярких и светлых красок, и моя задача – как минимум не испортить ее и для своих читателей. А в идеале, конечно, сделать ярче и светлее.

Розпитувала Тетяна ЩербаченкоФото зі сторінки письменниці у Facebook

Print Form
Подiлитись:

Додати коментар



Читайте також: